Category: фантастика

Category was added automatically. Read all entries about "фантастика".

cross

Папа: чтобы найти Господа, нужно увидеть звезду, отправиться в путь и принести Ему дары (+ ФОТО)

Папа: чтобы найти Господа, нужно увидеть звезду, отправиться в путь и принести Ему дары (+ ФОТО)

Три жеста Волхвов направляют наш путь навстречу Господу, Который сегодня являет Себя нам как свет и спасение для всех людей: такое толкование дал Папа Франциск на е...

Posted by Vladimir Lihhatsov on 8 янв 2019, 10:03

from Facebook
cross

Сойти с ложной позиции

Оригинал взят у elchaninov в Запись 344.
Люди много способны понять в жизни, многое тонко подмечают в чужой душе, но какое редкое, почти не существующее явление — чтобы человек умел видеть самого себя. Тут самые зоркие глаза становятся слепы и пристрастны. Мы бесконечно снисходительны ко всякому злу и безмерно преувеличиваем всякий проблеск добра в себе. Я не говорю уже о том, чтобы быть к себе строже, чем к другим (что собственно и требуется), но если бы мы приложили к себе хотя бы те же мерки, как к другим — и то как на многое это открыло бы нам глаза. Но мы безнадежно не хотим этого, да и не умеем уже видеть себя, и так и живем в своей слепой успокоенности.

А наша духовная жизнь даже и не начиналась, и не может начаться, пока мы не сойдем с этой ложной позиции.
cross

Запись 323.

Оригинал взят у elchaninov в Запись 323.
Схема отношений к людям часто бывает такова — человек очень нравится, искренно идеализируешь его, не видишь ничего плохого. И вдруг прорвется человек в чем-либо — солжет, расхвастается, струсит, тебя же предаст. И вот делаешь переоценку, перечеркиваешь все, что видел раньше (и что все-таки продолжает существовать) и выкидываешь человека из своего сердца. Я давно понял, что это неправильный и грешный способ отношения к людям. В основе такого обращения с людьми лежат две неосознанных мысли: 1) я — вне греха; 2) и человек, которого я полюбил, тоже безгрешен. Как же иначе объяснить и резкое осуждение других и удивление, когда хороший, добрый, благочестивый человек согрешит. Это выводы из горестных размышлений о своем собственном сердце и сознание, что сам способен на всякий грех.

А между тем, норма отношения к нашим близким — прощать без конца, так как мы сами бесконечно нуждаемся в прощении. Главное не забывать, что доброе, что мы ценим — оно остается, а грех всегда тоже был, только его не замечали.
cross

Запись 267.

Оригинал взят у elchaninov в Запись 267.
Наша слабая власть над нашими чувствами, слабый контроль над содержанием нашего знанияот отсутствия религиозной культуры. Отсюда внутренняя хаотичность современных европейских умов и дисциплинированность людей Востока, где все на основе религии. Вне этого всякая работа над собой бесплодна.
cross

Михаил ЛЕОНТЬЕВ: «ВЕРЕ МЕШАЕТ НЕ УМ, А ГОРДЫНЯ»

А если говорить о тех людях, которые считают себя интеллигенцией
сегодня, то это совершенно немассовый слой. И это очень хорошо. Но они
все время думают, что они имеют за собой примерно ту же самую толпу, что
в советское время. Они же назад не оборачиваются. Они чувствуют за
спиной дыхание масс, которые на самом деле давно уже разошлись. Причем
этих людей Церковь в большой степени раздражает. Это люди беспокойные.
Они все время страждут, они обуяны нечеловеческой гордыней, которая
является в общем-то смертным грехом. Их раздражают отношения Церкви с
государством, отношения внутри Церкви, потому что они не соответствуют
их интеллигентски-либеральным представлениям. То есть культура церковной
жизни, а самое главное, понимание того, что Церковь — это тело
Христово, а не учреждение, в котором надо проводить реформы, оно
органически у них отсутствует. Если взять все интеллигентские претензии к
Церкви, то они просто связаны с тем, что люди не понимают, что такое
Церковь. Они просто неверующие. Может быть, они и верят во что-то, но
они как минимум не православные.


Журнал Фома
ЛЕОНТЬЕВ Михаил, главный редактор журнала «Однако»

Михаил ЛЕОНТЬЕВ: «ВЕРЕ МЕШАЕТ НЕ УМ, А ГОРДЫНЯ»
Проект «Интеллигенция»

Мы продолжаем наш разговор о Церкви и интеллигенции. На этот раз наш собеседник — публицист и телеведущий Михаил Леонтьев. Его позиция может показаться слишком радикальной, однако мы считаем, что в рамках серьезной дискуссии она обязательно должна быть услышана. По мнению Леонтьева, старая интеллигенция уже прекращает свое существование и это, как ни странно, хорошо.

cross

ПИСЬМО ВТОРОЕ (О ЦЕРКВИ)

«Письма Баламута». Письма написаны от лица опытного демона (Баламута) своему
юному племяннику (Гнусику) и содержат советы как искушать человека,
уводить его от Христа.
Поскольку переписка идет от имени бесов, то Врагом называется Господь, и
все, что описывается как благо – на самом деле вред для человека, и
наоборот.


Мой дорогой Гнусик! Весьма досадно было узнать, что твой подопечный обратился. Не тешь себя надеждой, что избежишь положенного наказания (хотя я уверен, что в минуты успеха ты не тешишь себя надеждами). Надо спасать положение. Не нужно отчаиваться - сотни людей, обратившихся взрослыми, побыли в стане Врага, исправились, и теперь они с нами. Все привычки подопечного, и душевные, и телесные, льют воду на нашу мельницу.
Один из великих наших союзников в нынешнее время - сама церковь. Пойми меня правильно. Я говорю не о той самой Церкви, которую мы видим объемлющей пространство и время, укорененной в вечности, грозной, как полки со знаменами. Это зрелище, признаюсь, способно устрашить самых смелых искусителей. Но, к счастью, та Церковь невидима для людей.
Твой подопечный видит лишь недостроенное здание в псевдоготическом стиле на неприбранном строительном участке. Войдя же внутрь, он увидит местного бакалейщика с елейным выражением лица, а тот предложит ему лоснящуюся маленькую книжку, где записано содержание службы, которое никто толком не понимает, и еще книжечку в потертом переплете, содержащую искаженные тексты разных религиозных песнопений, в большинстве своем плохих и напечатанных к тому же мелким шрифтом. Когда он сядет на свое место и оглядится, он увидит как раз тех соседей, которых он избегал.
Тебе следует в полной мере их использовать. Пусть его мысли перескакивают со слов "Тело Мое" к лицам и обратно. При этом, конечно, никакого значения не имеет, что за люди сидят на скамейках. Ты, может быть, знаешь, что кто-то из них - великий воин в стане Врага. Неважно. Твой подопечный, слава нашему отцу, от природы глуп. Если только кто-то из них плохо поет, носит скрипучие сапоги, нелепо одет или отрастил двойной подбородок, твой подопечный легко поверит, что в религии этих смешных и нелепых людей должно быть что-то смешное и нелепое.
Как ты знаешь, сейчас в голове подопечного обитает представление о "христианстве", которое он называет "духовным", но это сильно сказано. Его голова забита хитонами, сандалиями, доспехами, босыми ногами. Тот простой факт, что люди, окружающие его в церкви, одеты по-современному, стал для него (разумеется, бессознательно) настоящим камнем преткновения. Не давай этому камню выйти на поверхность и не позволяй подопечному спрашивать себя, какими же он желал бы видеть прихожан. Следи за тем, чтобы все его представления были посмутнее: потом в твоем распоряжении будет целая вечность, и ты сможешь развлекаться, наводя в нем ту особую ясность, которой отличается ад.
Максимально используй разочарование и упадок, которые неминуемо настигнут его в первые же недели по обращении. Враг попускает это разочарование на пороге каждого человеческого дела. Оно появляется, когда мальчик, зачарованный историей Одиссея, начинает учить греческий. Оно же появляется, когда влюбленные поженились и учатся жить вместе. Во всяком человеческом деле есть переход от мечтаний к действительности.
Враг идет на риск, связанный с этим разочарованием, так как лелеет надежду, что эти отвратительные маленькие создания станут его свободными приверженцами и служителями. Он вечно называет их "сыны", с упорным пристрастием унижая весь духовный мир неестественной любовью к двуногим. Не желая лишать их свободы. Он отказывается силой вести их к целям, которые поставил перед ними. Он хочет, чтобы они "шли сами". Здесь-то и кроются наши возможности. Но помни, что здесь же скрыта и опасность для нас. Уж если они пройдут благополучно через период сухости, они будут меньше зависеть от своих эмоций и искушать их станет труднее.
До сих пор я писал тебе так, словно люди, сидящие на соседних скамьях, не дают никаких разумных поводов к разочарованию. Когда же твой подопечный знает, что дама в нелепой шляпке - страстная картежница, а человек в скрипучих сапогах - скряга и вымогатель, твоя задача много легче. Ты просто мешай ему думать: "Если я, такой, какой я есть, могу считать себя христианином, почему недостатки моих соседей по скамье доказывают, что их религия - просто лицемерие и привычка?"
Ты спросишь, возможно ли, чтобы столь очевидная мысль миновала его? Возможно, дорогой Гнусик, вполне возможно! Обращайся с ним поразумнее, и это просто не придет ему в голову У него еще нет прочной связи с Врагом, а потому нет истинного смирения. Сколько бы он ни говорил о своей греховности, даже на коленях, все это - лепет попугая. В глубине души он еще верит, что оказал большую честь нашему Врагу, когда обратился, и думает, что выказывает большое смирение, ходя в церковь вместе с ограниченными, скучными людьми. Удерживай его в таком состоянии как можно дольше.
Твой любящий дядя Баламут
cross

«От забвения истинной церковной жизни, ......и произошло все падение нравов ....

Об этом больно и горько говорить, но для «стороннего наблюдателя» наша Церковь превращается в какую-то феодальную систему, оторванную от реальной жизни и пугающую многих своей мрачной, монументальной властностью. Здесь именно не идет речь о догматических и канонических основах, но о самом подходе, об отношении к людям, лишенным большей частью подлинной любви, внимания, участия и милосердия. Это грустно, но наша Церковь скупа – именно скупа – в отношении людей. Значительные усилия и средства идут на что угодно, только не на помощь прихожанам, многие из которых пребывают в крайней нужде, не на лечение больных, не на заботу о людях преклонного возраста, не на поддержание малоимущих семейств и сирот, не на воспитание подрастающего поколения, не на поддержку одиноких, уставших от бед людей… Не на достойную оплату труда всех тех «малых», кто беззаветно служит Церкви и обеспечивает ее благосостояние: певчих, уборщиц, регистраторов, свечниц, поварих, учителей воскресных школ, соцработников, молодежных активистов… Все это кажется нам чем-то второстепенным и скучным. Зато мы с чувством чрезвычайной значимости вкладываем деньги в камень, бронзу, дерево, краски и позолоту… (о банковских счетах я боюсь и говорить), словно забывая, что главная ценность Церкви – это люди, именно люди, какими бы они ни казались ничтожными и маловажными… Никто не говорит, что не нужно строить и реставрировать храмы, но люди не меньше храмов нуждаются в любви и заботе и во «вложении средств», как это ни банально звучит.
Разомкнуть круг!Священник Димитрий ШишкинРазомкнуть круг!Раньше было время гонений, когда сатана старался погубить Церковь физически. Не получилось. Больше того – Церковь засияла ярче, прославился сонм новомучеников и исповедников. Но сатана не отступил, он лишь поменял тактику, и время страшных, бесчеловечных гонений сменилось временем чудовищного обольщения и соблазна… временем не менее страшным по своим последствиям, чем явное гонение. Страшное время! Время отчаянной и напряженной борьбы духов тьмы с Церковью. Имена этих духов известны: нажива, жадность, похоть, эгоизм, самолюбие, гордость…
Один из комментариев
Сергей Михайлович: Очень актуальная статья.Пришли:подали записки,поставили свечи, отстояли службу, ушли-всё,пообщались с Богом.Как на вокзале,никто не кому не нужен,каждый купил свой билет в "царствие небесное" и ушёл с чувством выполненного долга. Начальник церкви,извените,вокзала "снял"кассу подсчитал прибыль,остался доволен:народ отправлен,можно сделать мраморные ступеньки и позолотить ручки на дверях.Хотя можно было бы накормить нищих и бомжей,коих много вокруг вокзала. Но ему надо отдать на верх,с верху видней куда направить деньги,но к сожалению с низу не видно куда они направляются.Стоя на равнине, Чёрного моря не видно! Очень печально и грустно.Разомкнём-ли круг?